nataliachorna: (Default)
Бездомные, бродяги, или попросту – бомжи – люди волею судеб, опустившиеся на самое социальное дно, всегда были наиболее уязвимыми в обществе. Война, пришедшая на нашу землю, еще больше погрузила бездомных в безысходность, приговорив большинство из них влачить жалкое существование на грани жизни и смерти. Какова сегодня жизнь бездомных в «ЛНР» пытался разобраться Informator.lg.ua.

Интеллигентный Петрович и черные риэлторы

В «довоенные» времена государство хоть как-то пыталось помогать бездомным: органы соцзащиты оказывали помощь в восстановлении документов, существовали грантовые программы реабилитации и социализации и т.д. Теперь же, когда на оккупированной территории Луганщины правит война и хаос, бездомные и вовсе оказались за бортом цивилизации.

Пожилой мужчина с длинной седой бородой и в очках усиленно копошится в мусорном баке, добывая оттуда выкинутые кем-то пропавшие овощи и дольки арбуза. Несмотря на грязный и запущенный вид, очки придают ему интеллигентности.

Петровичу (мужчина попросил себя называть так) 62 года, за плечами двадцатилетний опыт преподавания в алчевском университете. По словам мужчины, десять лет назад, он попался на взятке, и без лишнего шума был уволен из вуза.

– Потом запил сильно, начал вещи из дома выносить, жена ушла, – рассказывает Петрович, совсем не стесняясь поедать помидоры, добытые только что из бака.

Далее с бывшим преподавателем произошла достаточно типичная история: находясь в очередном запое, он впустил в свою однокомнатную «сталинку» незнакомых людей, которые его угощали самогоном. В один из таких визитов незнакомцы заставили подписать Петровича какие-то бумаги, и вывезли его в один из соседних шахтерских поселков, где черные риэлторы и выбросили его, поселив в заброшенную хату-мазанку. Так Петрович стал бомжом.

Вернувшись в город, вот уже 10 лет ночует по чердакам, люкам и подвалам. Поначалу пытался выкарабкаться, бросал пить, искал работу, но срывался, и вновь оказывался на дне, добывая еду из мусорных баков, воруя еду на рынке, и просто попрошайничая. Зимой мужчина пытался «вписаться» на лечение в местные больницы: там теплее и кормят. Два года назад зимовал в местной психиатрии, и, будучи уличен в воровстве продуктов на кухне, изгнан оттуда. Теперь в психиатрию его не пускают и на порог. Где будет зимовать в этот раз – еще не решил.
Сломанные рёбра и Библия в кармане

Спрашиваем у него: как живется бродягам и бездомным сегодня, когда на дворе война? Петрович грустно пожимает плечами, и задумывается.

– Да страшно это все. Меня вот чуть прошлым летом не убили. Я тогда жил в парке в Перевальске, так там казаки эти пособирали всех – и бездомных, и наркоманов с алкашами – заставляли нас мести улицы, мыть им полы, баррикады там строить. А тех, кто не хотел работать – били сильно очень, – рассказывает мужчина, и отводит взгляд, видно, что воспоминания неприятны для него.

По словам Петровича, в один из таких дней у него сильно заболела спина и он не смог выйти на «работу». Казаки, недолго думая, избили «строптивого лентяя», да так, что сломали бедняге ребра. Избитого Петровича отпустили, и он благополучно добрался до родного Алчевска – залечивать раны.

– Предлагали ли мне вступить в ополчение? Да, звали, но я верующий, и никогда в руки оружие не возьму, – достает из кармана маленькую Библию, и показывает мне. – Вот, видишь? «Не убий» написано! Как я нарушу Божью заповедь? Хотя манили меня деньгами и питанием хорошим… Но я лучше дальше буду в баках копаться, чем убивать, – резюмирует Петрович, складывая в сумочку мятые алюминиевые банки из-под пива.

Как и где добывают пропитание Петрович и его коллеги по несчастью? Как рассказал нам бездомный, пищу можно добыть в мусорных баках: туда прежде всего выбрасывают пропавшие фрукты, иногда можно полакомиться и чем-то более вкусным. Также пропавшие фрукты бродягам отдают продавцы на рынках города.

– Сейчас лето, нам намного легче – можно пойти в посадку и абрикос тех же нарвать, вот компотик вчера варили с мужиками. Еще на рынке гнилую картошку выпрашиваем, супчик варим. С огородов у людей иногда берем немножко овощей, вот и на суп хватает. Знаешь, какой вкусный, – хвастается Петрович, хитро подмигивая из-за грязных линз очков.

По его словам, алчевские «полицаи» бродяг сегодня особо не трогают, как нет дела до бомжей и местным «властям».
Закрытые соцстоловые и мечты о украинском паспорте

С сентября прошлого года и по 1 августа 2015 в Алчевске работали социальные столовые. Получить миску горячего супа и стакан чая здесь имели возможность подопечные территориального центра и получившие талоны в местном «собесе». Бездомных здесь тоже кормили, закрывая глаза на отсутствие документов, неопрятный вид и характерный запах.

Но летом глава самопровозглашенной «ЛНР» Плотницкий решил «прикрыть» соцстоловые, мотивируя это тем, что в «молодой республике» нет голодных, и все нуждающиеся в полной мере получают пенсии и соцпособия.

Петровича закрытие соцстоловых огорчило: пенсию он не получает, а теперь лишился и возможности покушать горячее.

– Хотят показать, что у нас все хорошо? Зачем было закрывать столовку? Теперь буду проситься в церковь, там тоже иногда подкармливают.

Заботясь о позитивном имидже республики, власти «ЛНР» не только закрыли социальные столовые, но и препятствуют свободной деятельности волонтерских организаций и движений.

Как рассказал журналисту Informator.lg.ua на условиях анонимности представитель одной из международных благотворительных организаций, представители так называемой «администрации Алчевска» отказали в регистрации организации в городе, мотивируя отказ отсутствием необходимости оказывать помощь жителям города, мол, в Алчевске все благополучно.

По сравнению с прифронтовыми и депрессивными Кировском и Первомайском в тыловом Алчевске действительно относительно благополучная обстановка. Но сотням людей, оказавшимся без жилья, от этого отнюдь не легче.

На прощание Петрович рассказал о своих дальнейших планах.

– Эх, мне бы паспорт утерянный восстановить… Но как? В свое время не сделал, а теперь? Украинский теперь тут не получить, а «ЛНРовский» мне и даром не нужен. Лучше уж совсем без паспорта. А так… Бог даст, перезимую, не помру. А там посмотрим…

Петрович грустно улыбается, задумчиво смотрит вдаль, думая о чем-то своем, человечном. Прощаемся, и мужчина медленно скрывается вдали.

Витольд Офсетный

Profile

nataliachorna: (Default)
nataliachorna

June 2017

S M T W T F S
    1 23
4567 8 910
111213 14151617
1819 2021222324
2526 27282930 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 06:30 am
Powered by Dreamwidth Studios